1. Имя, фамилия, прозвища
Мутсера Леди-Маг Мастер Нариса Телванни
2. Возраст, знак.
71 год, знак Леди.
3. Раса, пол.
Данмер женского пола.
4. Род деятельности.
Мастер Великого Дома Телванни, магесса и историк.
5. Вероисповедание.
Признает лишь Добрых Даэдра, особую честь воздаёт Мефале.
6. Внешность.

На сим портрете вы можете видеть одну из ваших предков: мутсера Леди-Маг, Мастер Великого Дома Телванни, Нариса Телванни. Художником, написавшим сие полотно, был знаменитый Райт Латандас из Чейдинхола, чья кисть была буквально волшебной, в чём вы и сами можете убедиться. Образ этот был запечатлён на холсте в четыреста тридцать третьем году Третьей Эры. Предстоящая пред вами картина является прекрасным образцом данмерской, - сиродильской, - попрошу заметить изобразительной традиции.
Художник изобразил мутсера такой, какой она обычно появлялась на публике. Вы можете отметить для себя надменность взгляда, что не задерживается подолгу на чужаках, слегка нахмуренные брови, говорящие о невеликом желании принимать участие в лицах низкого происхождения и невысоких интеллектуальных способностей. От вашего взгляда, конечно, также не ускользает и лёгкий наклон головы вниз, отчего мутсера всегда смотрела на собеседника исподлобья, вселяя в него ощущение, что он говорит некоторую глупость. Эти узкие, слегка поджатые губы наводят нас на мысль, что их обладательница была достаточно замкнутой, или, по крайней мере, не очень уж разговорчивой без надобности. На острых чертах лица, характерных в целом для народа данмеров, мы, разумеется, останавливаться не будем, как и на глазах цвета тёмной лавы - вам и так известно, что весь проклятый народ имеет такую особенность. Что до манеры заплетать длинные волосы в высокий хвост: эту деталь мутсера почерпнула у своей матери, которую глубоко уважала. Кроме подчеркнутой элегантности, данная привычка ещё и способствует безопасности, ибо вам, вероятно, известны случаи, когда молодые девушки, изучающие сотворение огня, поджигали свои прелестные власяные образцы искусства. Платье, в котором изображена Леди-Маг, отражает её вкусы в цветах и материалах - а именно коричневый, - вы знаете, что это цвет Великого Дома Телванни, - и красный, не имеющий в данном случае отношение к дому Редоран, а символизирующий инфернальность и разрушительность народа данмеров, тесно связанного с Красной Горой. Ткань же эта, по легенде - шёлк даэдра-пауков, прислужников Мерунеса Дагона, что говорит о вычурности, свойственной Телванни. Наконец, вы видите, что мутсера изображена не в движении, а в статике, а руки держит перед собой спрятанными в рукавах. Так художник изобразил Леди-Маг, чтобы показать, какой холодной, каменной и неприступной она выглядела, появляясь в свете.
Лекция историка искусства Тамриэля Летрана Сатрена

7. Характер.

Рекомендую тебе принять некоторое участие в одной особе из Телванни. Она, ясное дело, эксцентрична, как остальное их племя, но крайне умна и образованна. Однако спешу заверить тебя, что спорить с ней дело обречённое на крах, ибо никакой аргумент не сможет пробить брешь в стене её уверенности в некотором вопросе. С иной стороны, она достаточно вежлива, и использует свои умения диалектики и софистики крайне манерно. В любом случае, ты можешь многое узнать от неё об истории магии, народа данмеров и даже кое-что о двемерах! В круг её интересов входит также религия, аэдрология и даэдрология, некоторые другие дисциплины, названия которых я не смогу передать. Сразу скажу, что нордов она на дух не переносит, потому с Хельмутом познакомить её не пытайся - как бы ни был он осведомлён в арканических искусствах, гордость и предубеждение в ней даже сильнее гносеологического интереса.
Чтобы завести с ней беседу, рекомендую тебе угостить её неким редким напитком Сиродила, ибо Леди-Маг любит дорогой и вкусный алкоголь, разумеется, в небольших количествах. Вино Изгнания Теней подойдёт - надеюсь, ты слышал об этом напитке? Дабы произвести ещё большее приятное впечатление, можешь предложить опробовать некие гастрономические вычурности, также незнакомые гостье из Морровинда, ибо ей доставляет удовольствие знакомиться с разными необычными блюдами. Предложи ей эльсвейрское фондю, она несомненно будет в восторге.
Пусть тебя не страшит её внешняя холодность и, быть может, некая безучастность. Если тебе удастся её заинтересовать, то тебя ждёт увлекательное знакомство, а в случае невероятного везение - нечто вроде дружбы, ибо дружить Леди-Маг, как и все остальные Телванни, совершенно не умеет. Знаешь их девиз, гласящий, что способный убить мага Телванни имеет право это сделать? Данная сентенция является стержнем философии мутсера, и ты сможешь её заинтересовать, лишь показавшись ей лицом, которое худо-бедно дотягивает до её уровня. В общем - настоятельно рекомендую тебе на предстоящем пиршестве завести знакомство с Леди-Маг Нарисой Телванни. Хотя бы для того, чтобы заиметь представление о том, как необычно и экстравагантно могут изъясняться и держаться в обществе женщины.
Письмо мага Гильдии Магов Антраса Флавиана своему другу Мартену Кантриасу

8. Биография.

Был страшен тот день, когда взрослые братья и сёстры нашего Дома были убиты по приказу Трёх Лжебогов, а те, кому посчастливилось остаться в живых - и мне в том числе, - были отданы в другие Дома. Меня отдали в Дом Телванни, и я поклялся отомстить тем, кто предал Неревара, кто покорился обманщикам, подлостью и коварством возвысившимся. Тем, кто уничтожил Дом Дагот.
Дагот Карунис

http://s2.uploads.ru/t/uUDs4.jpg

Дагот Арайнис породил Дагот Каруниса. Дагот Карунис породил Дагот Серфаса. Дагот Серфас породил Дагот Сороти. Дагот Сороти породила Дагот Виресу. Дагот Виреса породила Дагот Ллаалана. Дагот Ллаалан породил Дагот Мадрила. Дагот Мадрил породил Дагот Седлара. Дагот Седлар породил Дагот Анилсу. Дагот Анилса породила Дагот Ллаалсу. Дагот Ллаалса породила Дагот Эниму. Дагот Энима породила Дагот Сатрина. Дагот Сатрин породил Дагот Нирета. Дагот Нирет породил Дагот Калрита. Дагот Калрит породил Дагот Хлатеса. Дагот Хлатес породил Дагот Дирену. Дагот Дирена породила Дагот Ллаясу. Дагот Ллаяса породила Дагот Садаса. Дагот Садас породил Дагот Арису. Дагот Ариса породила Дагот Нилоса. Дагот Нилос породил Дагот Налрин. Дагот Налрин породила Дагот Дрелена. Дагот Дрелен породил Дагот Лилис. Дагот Лилис породила Дагот Анелта. Дагот Анелт породил Дагот Лларена. Дагот Лларен породил Дагот Олмса. Дагот Олмс породил Дагот Алвиса. Дагот Алвис породил Дагот Савоса. Дагот Савос породил Дагот Телери. Дагот Телери породила Дагот Арнеси. Дагот Арнеси породила Дагот Верита. Дагот Верит породил Дагот Хлориса. Дагот Хлорис породил Дагот Нисети. Дагот Нисети породила Дагот Малсу. Дагот Малса породила Дагот Релота. Дагот Релот породил Дагот Содриса. Дагот Содрис породил Дагот Атеси. Дагот Атеси породила Дагот Арвену. Дагот Арвена породила Дагот Велину. Дагот Велина породила Дагот Нерита. Дагот Нерита породил Дагот Мерису. Дагот Мериса породила Дагот Нарису.

Зашифрованное письмо

Здравствуй, потомок, плоть от плоти моей и кровь от крови моей. Я Дагот Нариса, что родилась в 362 году Третьей Эры под именем Нарисы Телванни в семье Мерисы Телванни и Ллетира Телванни. Моя мать была одной из последних выживших членов уничтоженного Дома Дагот, Дагот Мериса. Как я и ты.
Ты есть Дагот в сорок втором поколении. Несколько тысяч лет мы передаем нашу родословную и историю нашего Дома потомкам, держа её в тайне. Если тебе удалось расшифровать этот дневник, то ты истинный Дагот и достоин продолжить дело своих предков.
Ты, несомннено, знаешь историю о Войне Первого Совета? Разумеется, двемеры были наглыми и высокомерными, и должны были понести кару за своё богохульство. Однако же и дружбой Неревара с Думаком нельзя было просто так пренебречь, но честь народа выше даже чести короля. Правосудие свершилось - двемеры были вычеркнуты из истории, в ходе Битвы при Красной Горе. Но что же случилось потом? У всех сторон разный ответ на этот вопрос, и, к сожалению, мы не можем точно знать. Мы лишь знаем, что после тех событий Шестой Дом был объявлен предателями и уничтожен. Почему же никто из моих предков не передал сведений об истине, свершившейся тогда? У меня есть ответ на этот вопрос - полагаю, просто не успел, ибо возвысившиеся были скоры на расправу. Дагот Карунис, что малым дитём был отдан в дом Телванни, поклялся отомстить за уничтожение Дома Дагот и передал свою историю и клятву потомкам, однако же и он не располагал всей правдой о тех страшных событиях.
Ты также знаешь, что произошло вначале четвёртого столетия Третьей Эры - я говорю о божественной болезни, что распространялась поклонниками Шестого Дома. Пусть не гневаются на меня мои предки и Кости Земли, но я никогда не считала это верным решением. Как впоследствии оказалось, Лорд Ворин Дагот, который когда-то пришёл в ужас от богохульства двемеров, сам совершил такой же поступок, более того, планировал построить нового бога, как и двемеры. Это достойно глубочайшего осуждения, и, хвала Добрым Даэдра, что меня не коснулась божественная болезнь, ибо детство моё прошло в Садрит Мора, среди консервативных и замкнутых Телванни. Пока же знай, что я не разделяла стремлений одержимого божественностью Дагот Ура, как называл себя Лорд Ворин. Откуда я знаю, что случилось в те годы? Я имела некоторые сношения с инкарнацией Неревара - Нереварином, и знаю от него правду о случившемся в недрах Красной Горы в те годы. Дагот Ур был связан с Сердцем Лорхана, которое находилось в глубине Красной Горы, отчего имел действительно божественную силу. Он также строил нового бога, поклонение которому хотел распространить по всему Тамриэлю. Вероятно, я теперь знаю, почему наш Дом был уничтожен. Из-за предательства Лорда Ворина, который каким-то образом получил тогда божественную силу, после Войны Первого Совета. Из-за него нас истребили.
Теперь эта истина - твоё достояние. Что делать дальше - решать тебе, наследник Дома Дагот, ибо решение, которое ты примешь, будет истинным и правильным - попробовать очистить доброе и славное имя Дома Дагот хотя бы в собственной душе и для своих потомков, или же позволить ему кануть в анналах летописей.

Дневник Нарисы Телванни, книга первая
Я потомственная Телванни, и вошла в этот Великий Дом по праву рождения, продолжая кровную линию моих славных предков. Мои отец и мать имели достаточно богатства, чтобы содержать приличное количество рабов и слуг в нашем доме, потому всё своё время они отдавали магическим экспериментам, метафизическим рассуждениям, философским и историческим дискуссиям друг с другом и с очень ограниченным и скудным кругом их общения. Мне сложно сказать, что первично - стереотип о замкнутости Телванни или сама их замкнутость, однако в силу этой черты нашего Великого Дома до своего совершеннолетия я практически не бывала за пределами Садрит Мора, изредка лишь посещая Тель Арун с родителями, чтобы приобрести новых рабов, когда старые совсем износились.
Когда мне было семь или восемь лет, то отец провёл со мной эксперимент собственного изобретения, чтобы установить, к какой школе магии у меня большая предрасположенность. По происшествию времени я понимаю, какой несусветной глупостью является этот академизм, пришедший из человеческих традиций изучения магии. Тем не менее, этот разлагающий академизм поселился в голове моего отца, и он счёл, что я талантлива в Мистицизме и немного меньше - в Изменении. Будь отец рассудительнее и талантливее, он бы непременно добрёл бы в своих измышлениях до той истины, что загоняя юного мага в эбеновые рамки академического разделенья необъятного магического искусства на нелепые школы, он лишь принижает его талант, заставляя его лечь под острый нож академиста. Таким образом, на сегодняшний день являюсь неофициальным мастером Мистицизма, ибо раздумываю, стоит ли мне получать бессмысленную бумажку-грамоту, и официальным экспертом Изменения, хотя могла бы добиться гораздо больших высот, чему пример Дивайт Фир, родившийся в те годы, когда некоторые шалидоры ещё не родились и не выдумывали в своём маразме вопиющих программ по изучению и преподаванию магической науки.
Юность свою я провела в основном в библиотеке, изредка разбавляя персоналии минувших лет реально существующими в ходе контактов для обмена опытом, философских бесед. С рядом особ, пригодных для отчасти интересных дискуссии, мы организовали Общество Мёртвого Бога, где предавались вольному полёту мысли, изучали ветхие изъеденные червями трактаты в оригинале, обменивались наработками в различных сферах, иными полезными способами растрачивали ресурсы своего острого ума.
В силу моего болезненного неприятия Гильдии Магов и прочих попыток академизировать искусство перенаправлять текущую из Этериуса энергию, моё обучение, вернее сказать - самообучение, длилось несколько дольше, имело стихийный характер, однако результаты мои также значительно отличались от результатов тех, кто отдал себя в жадные лапы недоученных недоучёных. К примеру, различные эзотерические духовные переживания, манипуляции с душой, сущностью, формой и структурой бытия - иными словами, всем тем, что должно было бы находиться в курсе, шалидорами обозванном мистицизмом, - позволили мне научиться заглядывать в отдельные участки бытия и добывать из них нужные мне в данный момент сведенья в обход естественных и духовных препятствий, то бишь, ясно видеть. В данный момент я веду переписку с одной особой из города Лейавин, что в Нибенее, ибо сея особа обладает крайне интересным даром прорицать, чего я не умею. Откровенно говоря, возможности заглядывать за Дракона прельщают, однако же знание может быть исключительно обременяющим - мне не хотелось бы знать, что завтра, к примеру, небо разверзнется поперек и в мир хлынут полчища чудовищ. С другой стороны, ряд публикаций о Прорывах Дракона заставляют задуматься над проблемой возможного обмана Дракона и манипуляций над ним, посему я и веду данное сношенье с особой из Лейавина. Вполне вероятно, что вскоре я отправлюсь туда, чтобы провести более детальный контакт с нею, а заодно и с другими представителями местного филиала магического колледжа, специализирующегося на издевательствах, называющихся, как я уже говорила, мистицизмом. Впрочем, я полагаю, данный случай лишь подчеркивает убогость академизма на фоне действительно талантливых самородков, которые развивают свой дар самостоятельно, не имея установленных призрачных пределов.
Возвращаясь к дням давно прожитых лет, чему я выказываю невыразимое сожаленье, ибо юность прекрасна, а старость - нет, впрочем, стареть я не собираюсь, однако не о том повествование. Юность прошла, наступило совершеннолетие, и я начала странствовать - начала с Вварденфелла, затем континент, затем посетила остров Солтсхейм - ужасные норды, ужасные маленькие синие мерзости, омерзение, а не остров, - после направилась круизом на острова Саммерсет, где провела несколько лет - так уж заинтересовали меня магические наработки отдельных лиц оттуда. К сожалению, никаких контактов с тайным орденом Псиджиков у меня не возникло, чему я, несомненно, очень расстроилась, однако это лишь был стимулом к дальнейшему постижению вершин магического искусства, ибо на тот момент вряд ли я чем-нибудь могла быть интересна Псиджикам, дабы они приняли во мне хоть небольшое участие.
После я вернулась на родину, где начала исследовать феномен двемеров в истории Нирна. Мне было интересно узнать, что же сподвигло глубинный народ на величайшее богохульство, каким образом им удавалось смешивать механику и инженерию с магией, и, разумеется, что случилось с ними? Некоторая теория гласит, что двемеры были попросту уничтожены, однако это не так - это не так хотя бы потому, что я посещала множество заброшенных двемерских построений, и своими глазами видела подтверждения тому, что двемеры попросту испарились - будь то вмешательство богов или хитрый трюк тональных архитекторов. В один момент я ринулась изучать двемерскую письменность, однако это было совершенно, совершенно, невозможно, ибо ровным счётом никаких сведений, позволяющих каким-нибудь образом истолковать алфавит и язык глубинного народа, у меня не было. К тому же, в тот год восстали гнусные ящеры на юге, так что большинство ресурсов народа были направлены на уничтожение негодяев и на приобретение новых земель в качестве возмещения. После окончания войны большинство наёмных лезвий были вновь безработными, и я быстро собрала экспедицию для исследования других руин двемеров, интересовавших меня. Так, я заимела неплохую коллекцию образцов их изобретений, которая хранится теперь в моей башне. Однако я ни на шаг не приблизилась к ответу - куда, скамп их раздери на мелкие куски, подевался целый народ? Это меня откровенно злит. Впрочем, недавно я наткнулась на одну книгу - странно, что я раньше её не видела? - быть может, я и читала её в молодости, однако значения не придала, и там говорится о Думалакате, Гноме-Орке. Слияние у рассказчика двух сущностей - Думака, короля двемеров и Малаката, Принца Даэдра и покровителя орков, - привело меня в восторг и я решила раскопать побольше об этом. Исследования привели меня к ещё одному интересному факту - письменность двемеров и письменность айлейдов совпадают, по моим оценкам, на сорок семь пятьдесят восьмых. Письменности айлейдов, правда, я не знаю - посему решила в будущем, когда окончательно созрею для посещения Сиродила на длительный срок, разузнать на родине айлейдов поподробнее о них.
Год назад мне довелось познакомиться с одним любопытным созданием, чье исключительное уродство навевало на мысль, как же подобное издевательство над понятием красоты может испытывать бытие. Это был бретон, чьи ноги походили на обрубки тел фуражиров квама, тело казалось мешком пепельного батата, а лицо можно было описать, если представить себе сущность Намиры с небольшим привкусом Вернимы. Впрочем, духом данное создание было очень сильно, более того, вело достаточно нелепый образ жизни, отказываясь от различных благ. Мне довелось стать свидетелем инцидента, достойного быть внесённым в остроумные издания для простолюдинов: данный бретон купил рабыню, чтобы тут же даровать ей свободу. Разумеется, хозяин раба имеет право проделывать с ним абсолютно любые вещи, но всё же я не смогла сдержаться и разразилась тогда хохотом, ибо подобные добротели действительно вызывают смех и ничего более.
Однако сей бретон, будучи нелепым по своей как материальной, так и поведенческой натуре, смог вызвать во мне некий интерес, заставивший меня принять в нём участие: у нас были сходные интересы, мы интересовались двемерами, айлейдами, более того, данный бретон был действительно талантливым чародеем, который, впрочем, испытал на себе влияние академизма, ибо обучался в одном университете так называемых таинств в Имперском Городе, что дало почву для бесконечных дискуссий об обучении, его целях, методах, возможностях, философском обосновании существования магической науки, метафизических рассуждений о том, что первично - энергия или материя, и многих других. Собеседником бретон был достаточно интересным, да и располагал многими сведениями - в силу своего иного географического происхождения, ибо в ряде провинций мне ещё не довелось побывать, - то мы почерпнули друг от друга немало ценных знаний. Кульминацией же нашего достаточно тесного гносеологического сношенья была организованная нами экспедиция в Красную Гору, где мы, располагая базисом определённых сведений из ряда авторитетных и нет источников, надеялись пролить истину на вопрос случившегося с двемерами, Дагот Уром и возвышении трёх всем известных божков, которые, кстати, на тот момент уже очень долгое время совершенно не появлялись на публике. Также у меня были обрывки информации, полученной из Нереварина, который, будучи слишком обремённым своей судьбой, своим происхождением и событиями, которые навалились на него, не слишком-то был склонен к долгому и вдумчивому пересказу произошедшего - я лишь узнала, что Дагот Ур строил некоего нового бога, полагаю, это было подобие Нумидиума, и что своеобразным сердцем для данного создания должно было быть Сердце Лорхана, находившееся в недрах Красной Горы.
Наша экспедиция с бретоном увенчалась относительным успехом, мы действительно обнаружили там останки недостроенного антропоморфного гигантского божества, однако никакого сердца там не было, что дало новую почву для рассуждений. К слову, в ходе нашего похода несколько из наёмников подхватили божественную болезнь, всё ещё рыскающую в Пепельных Землях в поисках новых жертв, так что данных больных пришлось стерилизовать путём их сбрасывания в лаву. По возвращению из Красной Горы бретон провёл ещё некоторое время на Вварденфелле, а затем вернулся в Сиродил, ибо сделал вывод, что для понимания двемеров ему необходим иной склад ума, в чём я его даже поддерживаю, однако считаю, что у меня достаточно времени, чтобы сформировать понимание их философии. Далее бретон собирался исследовать феномен айлейдов, и я решила, что через некоторое время наконец отправлюсь в Сиродил для своих научных изысканий, ибо у меня уже имелся ряд контактов для организации добротной экспедиции.


Дневник Нарисы Телванни, книга вторая

Дракон летит сквозь бытие - не заметишь взмаха крыльев его, как уже прошли годы. Последний раз я бралась за дневник три года назад, то бишь, в четыреста тридцатом году, дабы начать увековечивание в пергаменте своего жизнеописания. Так интересно складывается жизнь, что за эти три года у меня так и не выдалось случая отправиться в соседнюю провинцию и продолжать начатые, или начать продолжение своих исследований об айлейдах, и посетить наконец ту особу, что обладает даром прорицания. Однако же отведённого мне века я зря не теряла - в один пыльный, как и все другие дни, день я решила отправиться на остров Строс М'Кай, где существуют и поныне уникальные двемерские сооружения двемерского клана Роуркен, который откололся от тех двемеров, что жили на территории Вварденфелла, тогда Ресдайна. Что-то мне совершенно не хотелось ехать в Сиродил, вот уже сколько лет я не могу его посетить основательно - видимо, такова моя судьба, но, тем не менее, вернёмся к двемерам клана Роуркен. Впрочем, я всё-таки попала в Сиродил, второй раз, и второй раз исключительно проездом - я направлялась в Анвил, чтобы сесть на корабль до острова Строс М'Кай.
Любопытны эти двемеры - разница прослеживалась значительная между двумя кланами, пусть и общая черта также имелась, к примеру, оба клана использовали в своих постройках преимущественно металл, а вот насчёт скайримских двемеров я читала, что они использовали в основном камень. Кстати, что это за скайримские двемеры, и почему их не относят к клану Роуркен, я не раскопала до сих пор, и вот даже не знаю, раскопаю ли, ибо на дух не переношу нордов, их обиталище и всё, что с ними связано. Разница же между Роуркен и двемерами Думака, назову их так, была вот в чём: по всей видимости, для своих изобретений двемеры Думака использовали энергию Сердца Лорхана, чего, разумеется, не могли свершить Роуркен, посему ими были использованы исключительно паровые технологии для вселения жизни в свои творенья. Конечно, за столько лет после исчезновения двемеров большинство поселений было разграблено, разрушено, иным образом обращено в упадок, а ценные изобретения и просто предметы их хитрого быта были утрачены, так что обнаружить что-либо ценное для себя было достаточно сложно, но мне всё же повезло: я наткнулась на коллекционера из Хай Рока, который освящал остров своими периодическими визитами, дабы приобрести у меркантильных расхитителей новые артефакты, которые они всё доставали и доставали из-под пластов и наслоений веков истории. Сей собиратель диковинок пригласил меня в своё имение в районе города Даггерфолл, где я провела пару недель, исследуя его богатую различными редкостями библиотеку, музей двемерских изобретений, а также просто прогуливаясь по окрестностям, предаваясь привычным мне рассуждениям на извечные вопросы. В ходе этого путешествия я почерпнула множество интересного материала для своей работы, и, пожалуй, наиболее важным обретением является теория, которую я уже когда-то подсознательно вынашивала, не имея достаточно оснований и знаний для осмысленно-вербального её выражения, а данный коллекционер вполне детально её изложил. Теория эта заключалась в вероятном двемерском происхождении народа орсимеров, основывалась на легенде о том, что глава клана Роуркен бросил через континент свой молот Волендранг, и пошёл за ним, аки за падающей с неба звездой, пока не пришёл в регион Хай Рок. Ряд же публикаций достаточно авторитетно утверждает, что одним из артефактов, которым принц даэдра Малакат может одарить угодившего ему смертного мужа или даму, является как раз молот Волендранг, впрочем, о его происхождении не говорится ни слова. В своем разуме я всё возвращаюсь к глуповатой книге о короле Вулфхарте, где короля двемеров Думака зовут Думалакатом, Гномом-Орком, - гномами люди в силу своей ограниченности зовут двемеров, - и данная теория мне не даёт покоя, ведь это настоящая сенсация, которую сложно, однако же, как-то подтвердить. Полагаю, для этого придётся исследовать последний сокрытый от меня оплот двемеров - в Скарийме, но мне исключительно не хочется посещать эту мерзостную провинцию, так что, полагаю, сенсацию придётся отложить до тех пор, пока я не пересилю своё инстиктуальное отвращение к сему участку континента.
По прибытию же из путешествия я пустилась в длинное и бурное разбирательство с нахальным архимагом Гильдии Магов Морровинда - дело в том, что между Домом Телванни и Гильдией Магов уже долгое время идёт непрекращающийся конфликт, и мне захотелось несколько раззадорить и без того безумного, как поговаривают в магических кругах, архимага Арториуса. Будучи известной за свой эксцентричный антиакадемизм, я написала письмо архимагу с просьбой присвоить мне звание Мастера Мистицизма - к письму я приложила ряд своих публикаций и исследований, а также выказала готовность доказать свои навыки лично присутствуя на некотором испытании, - данное письмо я отправила ещё до путешествия. Однако же подлый безумец решил вступить со мной в полемику, на которую я, в силу своего отсутствия, долгое время не могла ответить, зато написала гневный памфлет после возвращения домой. В конце концов он смирился и написал пылкую, лаконичную речь для грамоты и, заверив её печатью, отправил мне. Так я официально стала Мастером Мистицизма - не то, чтобы это было мне так нужно, вовсе нет, это был лишь жест издевательства над академической системой и ещё одной маленькой победой Телванни над глупцами из Гильдии. К тому же, через совсем недолгое время болезный архимаг был убит и его место занял иной, более склонный к культурному диалогу человек. Избавлю себя от необходимости выстраивания логических цепочек, замешан ли новый архимаг в убийстве старого - здесь, в Морровинде, это не так важно, ибо если ты можешь убить, значит, ты имеешь на это право - конечно, это девиз Телванни, однако многое из культуры данмеров построено на данном принципе.
Стоит упомянуть, что строительство Тель Арис, моей личной башни на одном из островов Телванни к северо-востоку от Морровинда, подходит к концу, посему в ближайшее время мне нужно будет посетить её, завершить переселение в свою обитель на оставшиеся годы, уладить ряд возникающих формальностей, и, если понадобится, принять участие в заседаниях Совета, ибо существует ряд неотложных вопросов, которые требуют разрешения безотлагательно - к примеру, загадочный Инжениум и проблема Министерства Правды, исчезнувших божков и прочих не очень-то веселых проблем.
После же я надеюсь наконец свершить свою давно планируемую поездку в Сиродил, где смогу заставить Магна-Ге пролить свет Этериуса на не перенесших гнёт времени детей неба, айлейдов.

9. Навыки.
Физические:
Какие-либо более-менее исключительные или необычные достижения в физическом развитии полностью исключены по причине отсутствия надобности.
Магические:

Сим документом и сиею печатью присваиваю звание Мастера Мистицизма Нарисе Телванни, проявившей исключительные способности в изучении и постижении наиболее тайной школы магии и достигнувшей высочайшего уровня познания и понимания сущности мистических манипуляций.
Архимаг Требониус Арториус

Эта грамота подтверждает факт присвоения Нарисе Телванни, на основе внушительного труда и обучения, звание эксперта школы Изменения.
Лорд Маг Совета Телванни Драта

Помимо этого, владеет несколькими заклинаниями сотворения огня.
Также имеет теоретические познания в алхимии, однако, не очень-то хорошо отработанные на практике.
Прочие:
Эксперт по истории, магии, истории магии, культуре данмеров, двемеров.
Владеет языками данмерис, тамриэлик. Находится в процессе изучения айлейдуна.
Особенности расы:
Особая молитва, обращённая к предкам, которая позволяет призвать на помощь в случае беды разгневанный дух, становящийся на защиту потомка.
Большая переносимость огненных ожогов.
10. Имущество.
Башня-гриб Тель Арис на северо-востоке от Морровинда, среди островов Телванни. Большое количество денег, с трудом поддающееся подсчётам, разбросано по различным хранилищах, позволяющее ни в чём себе не отказывать. Десяток слуг в Тель Арис.